Гении и психоз

Гениальность и помешательство: диагностированные психические расстройства ученых

Александра Добрянская

Словосочетание «сумасшедший профессор» — вполне себе имя нарицательное: как-то само собой разумеется, что люди науки право на чудаковатость обретают вместе со званием ученого. Углубившись в их биографии, разделить гениальность и психическое расстройство бывает очень непросто. «Теории и практики» выбрали четырех гениальных ученых, которые страдали психическими расстройствами.

Диагноз: приступообразно-прогредиентная шизофрения

Психическое отклонение Ньютона характеризуется острыми приступами, которые разделяются «светлыми» промежутками. Приступы, оставляющие изменения в личности (schub — толчок, сдвиг), влекут серьезные психические дефекты. Существует три вида течения подобной шизофрении — злокачественный, приступообразно-прогредиентный и шизоаффективный, который и приписывают Ньютону.

Судить о личности Исаака Ньютона сложно, во-первых, из-за культурного мифа, разросшегося вокруг его персоны, а, во-вторых, из-за разнящихся отзывов современников. Однако об отдельных качествах Ньютона можно сказать с относительной уверенностью: так, например, известно, что он, родившись недоношенным, в детстве был болезненным, слабым, замкнутым и необщительным ребенком, занимавшимся в основном книгами и техническими игрушками. Наследственность отца сыграла не последнюю роль: Исаак-старший описывается как «слабый, странный, диковатый человек».

Заключение о психическом расстройстве исследователям приходится делать, основываясь на довольно спорных описаниях, часть из которых, тем не менее, предельно выразительны. К примеру, исследователь Владимир Карцев описывает первые признаки психического расстройства, которые начали проявляться у Ньютона с 1691 года: «Он чувствовал страшное беспокойство… Ему казалось, что его хотят ограбить, убить… украсть его труды». В дневнике современника Ньютона, голландца Гюйгенса, читаем: «М. Колин, шотландец, сообщил мне, что 18 месяцев тому назад знаменитый геометр Исаак Ньютон впал в сумасшествие по причине усиленных занятий или же чрезмерного огорчения от потери, вследствие пожара, своей химической лаборатории и нескольких рукописей». Внешне поведение Ньютона было весьма асоциальным, он не общался с людьми, если только это общение не имело отношения к его научным опытам, не ездил в театр, избегал прогулок верхом и купаний.

Психиатр Эрнст Кречмер так описывает этот период: «…неясный психоз Ньютона, скорее всего, можно толковать как легкую позднюю шизофрению». Вышеупомянутый Владимир Карцев склонен связывать психоз с «некоторым критическим возрастом», другие, в частности британские ученые, исследовавшие прядь волос, хранящуюся у потомков Ньютона, — с накоплением в организме ученого отравляющих веществ, оседавших в нем во время работы в лаборатории.

Писатель Юрий Виленский приводит вполне исчерпывающее лаконичное заключение: «То немногое, что известно по поводу душевной болезни Ньютона, позволяет предполагать, что он страдал вялотекущей шизофренией, совершенно не мешавшей его исполинскому и суперпродуктивному научному творчеству».

Диагноз: параноидальная шизофрения

Нэш страдал от одного из наиболее часто встречающихся типов шизофрении, для которого характерны доминирующие галлюцинации или бред. В отличие от Ньютона, о подробностях болезни которого мы можем только догадываться, про Джона Нэша все известно в мельчайших подробностях. Первые симптомы шизофрении у Нэша, к тому моменту названного «восходящей звездой» в математике, начались к 30-м годам. Попытки жены скрыть происходящее от коллег Нэша ни к чему не привели: спустя пару лет он остался без работы, после чего его отправили на принудительное психофармакологическое лечение в частную клинику. Оттуда ему удалось силами адвоката выбраться через 50 дней, после чего начался длительный период поисков политического убежища, чему всячески препятствовали власти США, добившиеся в результате его возвращения на родину. К этому моменту шизофрения Нэша спрогрессировала до такой степени, что он говорил о себе в третьем лице, а также вслух размышлял о нумерологии и политике, попутно звоня бывшим коллегам.

После очередного периода лечения (на сей раз — инсулиновой терапии) Нэш немного поправился, а затем снова последовало несколько периодов, когда болезнь активизировалась. В один из таких периодов студенты Принстона, где он преподавал, прозвали его «Фантом» — Нэш имел обыкновение исписывать доски странными формулами. Болезнь Нэша стала отступать в середине 80-х — по мнению врачей; Нэш же пишет, что просто «научился не обращать на нее внимания». В 1994 году Нэша наградили Нобелевской премией. Спустя еще четыре года о Нэше напишет книгу американская журналистка Сильвия Назар, а в 2001 году выйдет фильм «Игры разума», основанный на книге, но изрядно ее приукрасивший — в частности, там ни словом не будет упомянуто о том, что сын Нэша унаследовал шизофрению, а также о том, что супруги Нэш поженились в преклонном возрасте спустя 38 лет после развода.

Диагноз: биполярное расстройство

Биполярное расстройство, ранее известное как маниакально-депрессивный психоз, проявляется в виде маниакальных и депрессивных состояний (иногда смешанных), при которых наблюдают смену симптомов мании и депрессии либо и те, и другие одновременно. Достижения Больцмана в науке сложно переоценить: именно он положил начало статистической механике и разработал молекулярно-кинетическую теорию. Но такое непринужденное перечисление фактов в сравнении с реальной его биографией — несоответствие из несоответствий: довольно быстро став известным физиком-теоретиком, Больцман потерял возможность нормально работать как в качестве исследователя, так и в качестве преподавателя.

Виной тому Макс Эрнст, работавший с Больцманом в Венском университете и отрицавший атомистические представления, которые Больцман сделал основой своей теории.

Пытаясь найти свободную от препон колег зону, Больцман отправился в Лейпциг, где ему тоже не дали спокойно работать — на сей раз физико-химик и философ в одном лице Вильгельм Оствальд. Отвальд и Эрнст были лишь верхушкой айсберга: научные идеи Больцмана в целом вызывали довольно прохладный отклик у научного сообщества.

В возрасте 56 лет у Больцмана развилась астма в очень тяжелой форме — вероятнее всего, психосоматической природы. На фоне мучительных болей Больцман переживал не менее болезненную полемику, развернувшуюся вокруг его молекулярно-кинетической теории.

В 1906 году он отправился в Италию, чтобы заняться лечением болезни, — и там же покончил с собой в гостиничном номере. Больцмана обнаружили повесившимся на оконном шнуре. На надгробии ученого выбили установленную им формулу, разумеется, доказанную и принятую посмертно. Аналогичное единодушие проявили и биографы ученого, принявшие депрессивное расстройство Больцмана в качестве главной причины самоубийства.

Диагноз: параноидальная шизофрения

Качинский — тот случай, к которому слово «псих» применимо больше, чем «чокнутый профессор». Хотя уместен, пожалуй, любой эпитет: столько, сколько было сказано в адрес этого персонажа, выпадает услышать не каждому ученому. Качинский, впрочем, в глазах общественности давно перестал считаться ученым и теперь проходит где-то посередине между представителями поп-культуры (разряд «злодеи») и кумирами радикально настроенных подростков.

Известность Качинскому принесла не математика (он работал старшим преподавателем в Калифорнийском университете) и даже не отшельничество (в 71-м он ушел жить в хижину без элементарных удобств). Имя Качинского для американцев синонимично слову «терроризм»: наблюдая за тем, как люди-варвары разрушают его естественную среду обитания, строя дорогу прямо около его хижины, Качинский решил отомстить человечеству, рассылая бомбы по почте. С 1978 по 1995 год он отправил 16 бомб, в результате чего погибло три человека и было ранено еще 23.

Выследить Качинского было невозможно. В 1995 году он написал письмо в «Нью-Йорк Таймс», в котором сказал, что перестанет рассылать бомбер, если в газете опубликуют его манифест. В манифесте (назывался он «Индустриальное общество и его будущее») объяснялось, что бомбы — не что иное, как крайняя мера для привлечения внимания: общество-де не желает замечать, что человеческой свободы становится все меньше из-за технологий, которые требуют масштабной организации. После публикации этого письма свободы у самого Качинского действительно поубавилось: его брат узнал стиль Теодора и его убеждения, о чем и сообщил ФБР. Сейчас «Унабомбер», как прозвали его в прессе, отсиживает свой первый пожизненный срок из тех четырех, на которые его осудили. О его психическом состоянии ничего не известно.

Использованные источники: theoryandpractice.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Неврастения и бессонница

  Бессонница роман крона

  Психозы и их приемы

Гениальность и безумие рядом: топ-21 сумасшедших гениев

Дебаты о взаимосвязи гения и безумия среди медиков идут давно. Подогревают интерес к этому истории великих людей. Достаточно вспомнить о нервных и психических расстройствах постимпрессиониста Винсент Ван Гога или писательницы Вирджинии Вульф.

И вот ученые из Каролинского института (Швеция) опубликовали в журнале Психиатрических исследований статью, в которой утверждают, что связь между творческими занятиями и отклонениями от психической нормы определенно существует. Поводом для такого заключения послужила статистика аномалий в психике, собранная учеными среди более миллиона людей. Набор отклонений был весьма обширен: шизофрения, биполярное аффективное расстройство, депрессии, тревожное состояние, разнообразные зависимости, начиная с алкогольной, анорексия, аутизм и многое другое.

Результаты анализа подтвердили, что действительно психическим недугам более всего подвержены люди творческих профессий, и чаще всего – биполярному аффективному расстройству, которое раньше называли маниакально-депрессивным психозом. Особенно высок риск этого расстройства у танцоров, фотографов, научных работников и писателей.

Занятия литературой служат некой приманкой для большей части психоневрологических отклонений. Выяснилось, что писатели в два раза больше склонны к суициду, чем остальные люди.

Выявилась и обратная закономерность: представители творческих профессий чаще всего попадались среди родственников тех, кто страдал от шизофрении, биполярного расстройства, анорексии и аутизма.

Впрочем, полученные данные ничего не говорят о том, что увлечение литературой, живописью или фотографией плохо сказывается на психике. Наоборот, необычные мысли или фантастические видения, происходящие из-за психических отклонений, а также способность воображать и слышать голоса, облеченные в персонажей, скорее всего, побуждают человека взяться за перо, фотокамеру или кисть.

Сегодня многие психиатры убеждены: всякая творческая личность имеет более или менее существенные отклонения в психике, а гениальным творцам такие отклонения присущи обязательно – они только помогают создавать шедевры. Большинство из известных нам гениев явно имели психические проблемы. Кто же это?

Всю свою жизнь Н.В. Гоголь страдал маниакально-депрессивным психозом. «Мною овладела моя обыкновенная периодическая болезнь, во время которой я остаюсь почти в недвижном состоянии в комнате иногда на протяжении 2-3 недель». Так описывает свое состояние писатель. В конечном итоге в течение двух недель он заморил себя голодом и умер.

Лев Толстой страдал от частых и сильных приступов депрессии, сопровождающейся различными фобиями. Причем, с тоской и депрессией он боролся долгие годы. Кроме того, у великого писателя была аффективно-агрессивная психика.

Сергею Есенину казалось, что о нем все шепчутся, плетут вокруг него интриги. Некоторые исследователи его биографии говорят, что у поэта был маниакально-депрессивный психоз, склонность к самоубийству, осложненные наследственным алкоголизмом.

А у Максима Горького была тяга к бродяжничеству, частым переездам и пиромании. Кроме того, в его роду дед и отец имели неуравновешенную психику и склонность к садизму. Также Горький страдал суицидоманией – первую попытку свести счеты с жизнью он совершил еще в детстве.

Известны периоды депрессий и всевозможных маний у великого русского поэта А.С. Пушкина. С ранней юности у него стали проявляться различные психопатические черты. В лицейский период они выражались в повышенной раздражительности. Для Пушкина существовали только две стихии: «удовлетворение плотским страстям и поэзия». Биографы связывают «разнузданный разгул, цинический и извращенный сексуализм, агрессивное поведение поэта» с чрезмерной эмоциональной возбудимостью. За ней, как правило, следовал длительный депрессивный период, во время которого отмечалась творческая бесплодность. И можно четко проследить зависимость продуктивности творчества от психического состояния поэта.

Некоторые биографы Михаила Лермонтова считают, что поэт страдал одной их форм шизофрении. Психическое расстройство, скорее всего, он унаследовал по материнской линии – его дед свел счеты с жизнью, приняв яд, мать страдала неврозами и истерией. Современники отмечали, что Лермонтов был очень злобным и малообщительным человеком, даже в его внешнем облике читалось что-то зловещее. По словам Петра Вяземского, Лермонтов был крайне нервозным, его настроения резко и полярно менялись. Веселый и добродушный через мгновение он мог стать злобным и угрюмым. «И в такие минуты он бывал небезопасен».

Английская писательница Вирджиния Вульф страдала от глубокой депрессии. Также говорят, что она писала свои произведения только стоя. Итог ее жизни трагичен: писательница утопилась в реке, наполнив карманы пальто камнями.

Эдгар Аллан По неслучайно так интересовался психологией. Есть мнение, что он мог страдать от биполярного аффективного расстройства. Писатель употреблял много алкоголя, и в одном из писем рассказывал о своих мыслях о самоубийстве.

Лауреат Пулитцеровской премии Теннесси Уильямс был подвержен частым депрессиям. В 1940-х годах его сестра, страдающая шизофренией, подверглась лоботомии. В 1961 году умер любовник писателя. Оба события сильно повлияли на его психическое состояние, усилив депрессию, в результате которой он начал принимать наркотики. От депрессии и зависимости он не мог избавиться до конца жизни.

Американский писатель Эрнест Хэмингуэй страдал от алкоголизма, биполярного расстройства и паранойи и в итоге застрелился из ружья.

Винсент Ван Гог был склонен к депрессии и эпилептическим припадкам. Отрезанное ухо – невинный эксперимент. В конце концов, он застрелил себя в грудь из пистолета.

Художник Микеланджело предположительно страдал от аутизма, то есть его легкой формой – синдромом Аспергера. Художник был замкнутым, странным человеком, сосредоточенным на собственном индивидуальном мирке. Практически не имел друзей.

Александр Иванов, автор великой картины «Явление Христа народу», страдал манией преследования: был уверен, что его хотят отравить, и поэтому сам закупал себе провизию каждый раз в другой лавке и ходил за водой.

Немецкий композитор Людвиг Ван Бетховен переживал маниакальные и депрессивные периоды биполярного расстройства и был близок к самоубийству. Творческий подъем энергии сменялся у него апатией. И чтобы переключиться и вновь заставить себя снова писать музыку, Бетховен окунал голову в таз с ледяной водой. Композитор также пытался себя «лечить» опиумом и алкоголем.

Один из основателей современной теоретической физики Альберт Эйнштейн несомненно был гением уже при жизни и определенно чудаковатым человеком. В детстве он страдал легкой формой аутизма. И мать едва не сочла его умственно отсталым. Он был замкнутым и флегматичным. Поступки уже взрослого физика-теоретика не отличались нравственностью. Американский психолог Ион Карлсон считает, что наличие гена шизофрении – один из стимулов высокой творческой одаренности. По его мнению, этот ген был у Эйнштейна. Поэтому врачи констатировали у сына ученого шизофрению.

Другой гениальный ученый сэр Исаак Ньютон, по мнению многих исследователей, страдал от шизофрении и биполярного расстройства. С ним было очень сложно разговаривать, у него часто случались перепады настроения.

Были замечены странности и за гениальным изобретателем Николой Теслой. У него была мания доводить все до конца. Так, в колледже он решил почитать Вольтера и хотя после первого же тома понял, что писатель ему активно не нравится, прочел все 100 томов. Во время обеда он использовал ровно 18 салфеток, протирал тарелки, столовые приборы и руки. Приходил в ужас от женских волос, сережек, жемчуга и ни разу в жизни не сел за один стол с женщиной.

Прототип главного героя оскороносного фильма «Игры разума», математик Джон Нэш всю жизнь страдал паранойей. У гения нередко случались галлюцинации, он слышал посторонние голоса и видел несуществующих людей. Жена нобелевского лауреата поддерживала мужа, помогая ему скрывать симптомы болезни, поскольку по американским законам того времени его могли принудить к лечению. Что в итоге и произошло, однако математику удалось обмануть врачей. Он научился маскировать проявления болезни с таким мастерством, что психиатры поверили в его исцеление. Надо сказать, что у жены Нэша Люсии уже в преклонные годы тоже диагностировали параноидальное расстройство.

Голливудская актриса Вайона Райдер как-то призналась: «Бывают хорошие дни и плохие дни, а депрессия – это то, что всегда со мной». Актриса злоупотребляла алкоголем. Потом ее неоднократно ловили на кражах в магазинах Беверли Хиллса. Выяснилось, что Райдер страдает клептоманией.

Биполярным аффективным расстройством страдает супруга Майкла Дугласа Кэтрин Зета-Джонс. Собственно, именно эта болезнь послужила разладом в этом звездном семействе.

Еще один голливудский гений Вуди Аллен – аутист. Среди излюбленных тем его фильмов: психоанализ и психоаналитики, секс. Все это волнует его и в реальной жизни. Первая жена Вуди Харлин Розен при разводе подала иск на миллион долларов за моральный ущерб. По ее словам, он унижал ее, требуя стерильной чистоты в доме, составляя меню, по которому Харлин должна была его кормить, и ехидно комментируя все, что бы она ни сделала. Вторая жена Луиза Лэссер после развода заявила, что интересовала режиссера в качестве домработницы. Однажды, вернувшись от психоаналитика, Аллен заявил ей: «Мой врач сказал, что ты не подходишь мне физически». На самом деле он встретил другую – Дайану Китон. После 8 лет Дайану сменила другая муза актриса Миа Фэрроу, которая едва ли не каждый год усыновляла ребенка. Они снимали разные квартиры рядом, т.к. Аллен не хотел превращать свою жизнь «в детский сад». В итоге пара рассталась со скандалом. Миа застукала мужа в объятиях своей старшей приемной дочери Сун-Ю. Собственно, именно она сейчас является спутницей жизни кино-гения.

Список знаменитых творческих личностей, оставивших след в искусстве и страдающих психическими заболеваниями, можно продолжить до бесконечности: Федор Достоевский, Ганс Христиан Андерсен, Франц Шуберт, Альфред Шнитке, Сальвадор Дали, Леонардо да Винчи, Николо Паганини, Иоганн Себастьян Бах, Исаак Левитан, Зигмунд Фрейд, Рудольф Дизель, Иоганн Вольфганг Гете, Клод Анри Сен-Симон, Иммануил Кант, Чарльз Диккенс, Альбрехт Дюрер, Сергей Рахманинов, Вольфганг Амадей Моцарт, Лопе де Вега, Нострадамус, Жан Батист Мольер, Франсиско Гойя, Оноре де Бальзак, Фридрих Ницше, Мэрилин Монро и другие. Гении, что ж тут поделать.

Использованные источники: domashniy.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Анафранил от бессонницы

  Бессонница роман крона

  Головокружение бессонница невроз

  Бессонница тошнота озноб

Гении и психоз

Высокий ум безумию сосед,

Границы твердой между ними нет.

Джон Драйден «Авессалом и Ахитофел»

Мы привели данные о том, что люди с диагнозом шизофрении обычно плохо выполняют целый ряд психологических тестов, в особенности те, которые требуют нового и гибкого подхода. Как это можно совместить с широко распространенным представлением о том, что существует тесная связь между безумием и гениальностью? Самым характерным свойством гения, в частности безумного гения, является новизна его вклада в искусство или науку. Но вид тестов, которые пациенты с шизофренией выполняют плохо, точно тот же, который требует минимальной степени творчества, например тест на спонтанную речь. Может быть, некоторые их проблемы с исполнением могут помогать творчеству? Возможно, особый вид творчества возникает из наблюдаемых связей, где никто из нас ничего не видит, или из ответов, которые мы подавляем, считая их неподходящими.

10. «Автопортрет. Медитация». Автор Чарльз Альтамонт Дойль (1832–1893). Дойль изобразил несколько странных фантазий и сцен ночных кошмаров, часто с изображением эльфов. Он выставил ряд акварелей и рисунков карандашом и тушью в Королевской шотландской академии. Дойль иллюстрировал книгу Джона Баньяна «Путешествие пилигримов», сделал несколько иллюстраций для «Лондон Сосайети» и юмористических книг. Его интерес к оккультизму был унаследован его сыном, писателем сэром Артуром Конан Дойлем. Это интроспективное исследование было выполнено после того, как эпилепсия и алкоголизм привели к помещению Чарльза Дойля в Королевское убежище для лунатиков Монтроз.

Существует много хорошо известных примеров творческих личностей, которые были безумны, — Винсент Ван Гог, Роберт Шуман, Фридрих Ницше, вот первые имена, которые приходят на память. Но очень трудно узнать, какие формы безумия могли быть у этих людей. В 1987 г. Ненси Андреасен обследовала 30 известных современных писателей и их родственников. У писателей уровень нарушений психики был выше, чем можно было ожидать, но это были главным образом аффективные расстройства с преобладанием биполярных расстройств, то есть перемежающиеся периоды эйфории (мания) и депрессии. Если говорить о любом проявлении нарушений настроения, то 80 % писателей страдали от приступов в те или иные моменты, но ни один из этой группы не страдал шизофренией.

Такие же результаты получил Арнольд М. Людвиг, обследовавший примерно 1000 человек, которые занимались целым рядом творческих профессий. Эти исследования можно критиковать на том основании, что творческий уровень участников был в пределах нормы, а не на уровне гения. Но этот критерий нельзя применить к Кей Джемисон, которая писала об известных британских и американских писателях и художниках, включая Байрона, Теннисона, Мелвилла, Уильяма и Генри Джеймсов, Кольриджа, Хемингуэя и Вирджинию Вульф. Она также пришла к выводу, что безумие у этих и многих других людей с высоким творческим потенциалом проявлялось в форме маниакально-депрессивного психоза, а не шизофрении.

Как мы уже отметили, различия между этими формами психоза являются в некоторой степени произвольными, поскольку независимые биологические маркеры еще только предстоит найти. Сейчас все сошлись на том, что существует некоторая связь между творчеством и безумием, но предположение о том, что безумием является маниакально-депрессивный психоз, а не шизофрения, нужно применять с осторожностью. В некоторых случаях аргумент становится опасно однолинейным. Мы слышали разговоры о том, что подозрение в шизофрении в случае Вирджинии Вульф (одним из симптомов у нее было то, что она слышала голоса) может быть отброшено, потому что шизофрения так редко встречается у пишущих авторов. Тем не менее есть несколько творчески одаренных людей, которые все-таки страдали шизофренией в ее современном определении. Сейчас хорошо известен случай Джона Неша по фильму «Прекрасное сознание». Его пионерские разработки в теории экономических игр дали ему Нобелевскую премию, но он явно страдал от параноидальной шизофрении. Однако у нас сложилось впечатление, что его работа была создана до начала болезни. Другой интересный случай — Ричард Дадд, может быть, самый талантливый английский художник своего поколения. После посещения Святой Земли в 1842 г. он стал страдать от бреда преследования. Он рассказал, что он слышит голоса, и убедился, что божественные силы призывают его биться с дьяволом, который может принимать любую форму, какую пожелает. В 1843 г., в возрасте 26 лет, Дадд убил своего отца, считая, что убил дьявола, принявшего облик его отца. Он провел остаток жизни в убежище для лунатиков-преступников, сначала в больнице Бетлем, потом в Бродморе. Он продолжал в тюрьме писать картины, и создал там свои лучшие работы, включая картину «Мастерский удар Феллера», находящуюся в постоянной коллекции галереи Тейт. Это технически блестящая работа, которую спасает от викторианской сентиментальности исключительная сверхъестественность. Симптомы болезни говорят нам о диагнозе шизофрении, и кажется неразумным отклонять этот диагноз только на том основании, что автор продолжал делать хорошие работы после начала заболевания.

Поэзия — спонтанный поток сильных чувств; она ведет

Свое происхождение от эмоций, собранных в покое.

Ключевым различием между маниакально-депрессивным психозом и шизофренией является то, что периоды эйфории и депрессии перемежаются периодом нормального состояния. Большинство пациентов с шизофренией никогда не возвращаются к нормальному уровню функционирования после первого эпизода. Причиной этого может быть видимое отсутствие творческого начала у людей с шизофренией. Ненси Андреасен сообщает, что большинство писателей, которых она обследовала, писали, когда их настроение было в норме, и не писали, когда оно было повышено или понижено. Наверное, это было так у Вирджинии Вульф. Она совершенно не могла писать, когда ей было плохо, но была убеждена, что идеи для своих книг приходили к ней в периоды мании. Большинство людей с диагнозом шизофрении никогда не возвращаются к нормальному уровню, при котором возможно работать над любыми творческими идеями, возникшими из их опыта психоза. Другими словами, если возможно, что отдельные положительные свойства шизофрении могут приводить к творческим идеям, отрицательные свойства, отсутствие воли и бедность действий, которые так часто распространяются, несовместимы с сосредоточенным поиском, необходимым для превращения творческой идеи в постоянный труд в области искусства.

11. «Эскиз идеи безумной Джейн». Автор Ричард Дадд, больница Бетлем, Лондон, б сентября 1855 г. Ричард Дадд (1817–1886) был одним из самых талантливых английских художников его поколения. Однако в 1843 г. он убил отца, считая, что тот был дьяволом, и провел остаток жизни в учреждениях для душевнобольных. Он продолжал писать картины и создал в этих условиях некоторые из своих лучших работ.

Если болезнь шизофрения не дает проявиться творческим идеям, связанным с психозом, то мы можем ожидать, что найдем больше творческого начала у тех, у кого имеются мягкие проявления шизофрении, но никогда не было полного исчезновения функций. Мы можем ожидать, что найдем таких людей среди родственников больных шизофренией. Эта идея получила стимул к развитию от известного анекдота о встрече Джеймса Джойса и Карла Юнга. Дочь Джойса Люсия получила диагноз гебефренической шизофрении в возрасте 25 лет. Через два года в отчаянии Джойс привез ее в клинику Юнга в Цюрихе, «несмотря на то, что Юнг плохо отозвался об Улиссе». Джойс считал, что Люсия имеет творческий потенциал, как и он сам. Юнг сделал заключение, что отец и дочь — как два человека, которые опускаются на дно моря. «Один падает, другой ныряет». Другими словами, Джойс мог управлять своими необычными идеями и творчески их использовать. Люсия не могла управлять своими идеями, они не могли быть использованы. Люсия провела всю жизнь в различных больницах для душевнобольных и вне их. Она умерла в больнице Сент-Эндрю в Нортгемптоне.

Существует также несколько эмпирических исследований, целью которых было показать, что родственники больных шизофренией обладают более значительными творческими возможностями, чем другие люди. Наиболее интенсивно эта взаимосвязь изучалась в Исландии, где имеются хорошие записи, доступные для идентификации родственников пациентов, которые находились в больнице с психозами. В 2001 г. Карлссон сообщил, что здоровые родственники таких пациентов превосходили других людей в сочинении прозы и поэзии, успехах в учебе в возрасте 20 лет и в математике. Эти наблюдения относились и к шизофрении, и к аффективным расстройствам. Интересно отметить в этом контексте, что автором одного из лучших и наиболее информативных романов об опыте шизофрении, «Ангелы Пространства», является исландский поэт Эйнар Мар Гудмундссон. Книга основана на жизни его брата-шизофреника.

Вероятно, есть нечто верное в романтической идее о том, что существует связь между гением и безумием. Для очень небольшого количества людей психотические идеи, отраженные в спокойном состоянии, могут стать основой для многих творческих работ. Но большинство людей с шизофренией мало что могут получить от своего опыта психоза. У них имеются постоянные проблемы с интеллектом, а «исполнительная» система высокого уровня ставит трагические пределы тому, чего они могут достичь.

Использованные источники: www.e-reading.club

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Вылечивается ли бессонница

  Крылатые фразы бессонница

  Гомеопатия лечит психозы

Ученые установили причину болезни гениев

Исследование, проведенное в США, показывает, что один поврежденный ген в 10 процентах случаев повинен в возникновении заболевания, приводящего к резким переменам настроения, которое называют также биполярным расстройством и которым страдает каждый 200-й человек. Считается, что ему были подвержены величайшие писатели и художники.

Мутация, обнаруженная исследователями Университета Калифорнии, делает обладателей гена сверхчувствительными к веществам мозга, контролирующим настроение, и это приводит к тому, что у больных эйфория сменяется приступами глубокой депрессии.

Это состояние часто лечат антипсихотическими препаратами, но существующие методы примерно половине больных не приносят облегчения. Ученые надеются, что обнаружение генетических корней поможет разработать более эффективные методы лечения.

Многие существующие препараты имеют такие неприятные побочные эффекты, как тремор, и есть данные, что при определенных обстоятельствах распространенные антидепрессанты могут быть опасны для пациентов с МДП.

Хотя в названии заболевания есть слово «депрессивный», у него мало общего с классической депрессией. Подобно шизофрении, с которой оно, возможно, связано, это заболевание может вызывать галлюцинации и неадекватное поведение.

В стадии эйфории у пациентов открываются необычайные творческие возможности. Этим заболеванием страдали, например, Чарльз Диккенс, Эрнест Хемингуэй, Винсент Ван Гог. Но при этом маниакально-депрессивный психоз разрушает способность удержаться на работе или поддерживать отношения с другими людьми. Примерно четверть пациентов в какой-то момент предпринимают попытку самоубийства, и половина из них доводит свое намерение до конца.

О том, что биполярное расстройство имеет генетическое происхождение, известно давно, так как болезнь передается по наследству,

Новое исследование, статья о котором опубликована сегодня в журнале Molecular Psychiatry, дает основание считать, что в одном из десяти случаев возникновение болезни можно объяснить повреждением определенного участка ДНК.

Ген, названный GRK3, был идентифицирован при анализе историй более 400 семей, где имелись случаи биполярного расстройства. Эти люди предоставили образцы своих ДНК для исследования. Ученые обнаружили, что определенная мутация GRK3, известная как P-5, наблюдается у больных МДП в три раза чаще.

GRK3 управляет чувствительностью мозга к сигнальным веществам, в частности к допамину,

В результате мозг иногда слишком энергично откликается на допамин, и тогда возникает эйфория, а иногда не откликается на него вообще, и тогда начинается депрессия.

Сейчас ученые ведут дальнейшие исследования, чтобы подтвердить связь между геном и заболеванием. Затем они попытаются разработать препарат, корректирующий восприимчивость пациентов к допамину и другим химическим агентам мозга.

Использованные источники: www.nedug.ru