Кафка и бессонница

Бессонница

Не буди меня ранним утром
Я и так ведь давно не сплю
Сны ведь тоже являются чувством,
А чувства с ни кем не делю.

Не буди меня вечером летним
Я не знаю, что значит спать.
Сердце холодом веет осенним,
Оно учится отпускать.

Не буди меня ночью глубокой,
Когда звезды печально горят.
Я при звездах кажусь одинокой.
Одинокие люди не спят

Не буди даже если страшно
Находиться во тьме одной.
Я не сплю, остальное неважно,
Когда мысли хранимы луной

Ты старайся уснуть покрепче
Мы по-разному смотрим в небо.
Я не вернусь, не потому что так легче,
А потому что ты любишь слепо.

Я не сплю, от того что мысли
Тревожат мне душу с вечера
Я хочу, чтобы ты быстро выросла.
Спи спокойно, моя девочка

Очень глубоко и красиво

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2018 Разработка и поддержка: Литературный клуб Под эгидой Российского союза писателей 18+

Использованные источники: www.stihi.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Анафранил от бессонницы

  Неврастения и бессонница

  Головокружение бессонница невроз

  Бессонница тошнота озноб

Отчаяние и надежды Франца Кафки

Не только профессиональные литературоведы, но и просто читатели пытаются настороженно исследовать произведения Кафки. Разумеется, предпосылки этого скрыты в самом его творчестве, но все же ситуация представляется несколько парадоксальной: несмотря на отсутствие захватывающего интереса, у многих людей сохраняется твердое стремление непременно одолеть до конца «Замок» или «Процесс». По-видимому, в культурной традиции существует несколько напряженная почтительность к произведениям Кафки, которая передается желающему приобщиться к познанию этого странного творчества. Но кто принуждает? Неужели причина такой двойственности только в туманной форме изложения?

Действительно, с первых же страниц возникает ощущение, что в них заключена ускользающая, неуловимая назидательность. Чувствуется некий грандиозный опыт, отталкивающий и притягивающий, но в любом случае невыразимый средствами обыденного языка. Представляется, что все творчество Кафки рассказывает о развитии и видоизменении надежды как основы человеческого существования. Вывод это или предположение? Трудно сказать. Давно ведь известно, что формирование любой гипотезы проходит несколько этапов, — изначальная ценностная избирательность внимания приводит к смутной догадке, которая заставляет уже целенаправленно искать себе подтверждения, позволяющие формулировать и оправдывать гипотезу. Каким образом такие явления душевной жизни, как творческая отрешенность и надежда на вдохновение взаимодействуют друг с другом? Благодаря чему одиночество, бессонница и страх смерти обращаются в творческий порыв? Или само творчество Кафки обладало особенностями, требующими, говоря его словами, «пустоты», которую можно характеризовать вышеперечисленными душевными явлениями? А может быть, эту пустоту порождала лишь неутоленная жажда творчества или вообще посторонние творческому процессу факторы? Разумеется, не надо полагать, что мы дадим исчерпывающие ответы на подобного рода вопросы, но именно они являются основополагающими для постижения творчества Кафки.

ТВОРЧЕСТВО И БЕССОННИЦА

Бессонница начала преследовать Кафку еще в ранней молодости. В его дневниках содержится бесконечное количество записей о мучениях, причиняемых этим недугом. Однако известно, что он никогда всерьез не боролся с бессонницей, несмотря на всю ее пагубность. На первый взгляд, это представляется удивительным. Однажды Кафка, отказываясь следовать советам воспользоваться валерьянкой, сказал, что его бессонница имеет сотни различных причин 1 . В некоторой степени дело проясняется после знакомства с высказываниями Кафки о том, что для него бессонница нерасторжимо сопряжена с творческим процессом. Не раз Кафка повторял, — не будь этих страшных ночей, он бы вообще не занимался литературой.

Вероятно, в обыденной ситуации Кафка не мог достигнуть той степени отстраненности, которая его устраивала, и был способен на это, лишь оказываясь на грани саморазрушения. Слабость после ночей, лишенных сна, заставляла Кафку чувствовать к себе отвращение, его одолевали бесконечные фантазии распада. Например, ему грезилось, что он лежит на земле «распростертый, нарезанный, как кусок мяса, и один из этих кусков медленно подвигает в угол собачья лапа» (т. 3, с. 91). Бессонница вызывала у Кафки постоянные головные боли, по ощущению похожие на «внутреннюю проказу». «Бессонница сплошная: измучен сновидениями, словно их выцарапывают на мне, как на неподдающемся материале» (т. 3, с. 496). В одну из таких ночей Кафка замыслил написать свой знаменитый рассказ «В исправительной колонии» — о казни путем выбивания приговора игольчатой машинкой на теле осужденного.

Вероятно, в основе бессонницы — отказ от сна, спровоцированный самим человеком. Бессонницу иногда объясняют обыкновенным волнением, и это, разумеется, верно, но не следует упускать из вида, что иной раз возникает подсознательная иллюзия, будто бдением можно отсрочить или даже прожить «заранее» решающий момент: «бодрствую, пока позволяют силы или мой страх перед завтрашним утром и головной болью в конторе» (т. 3, с. 251). В этом случае отказ от сна представляет собой попытку отдалить минуту действий и поступков, которые вызывают неуверенность. Но чем сильнее страх проснуться не выспавшись, с плохим самочувствием, тем меньше шансов заснуть. В некотором смысле, бессонница « это невольная попытка заранее пережить неизбежную дневную опустошенность, ведь ночью подобное состояние психологически более вероятно, его нельзя назвать вялым бездельем или безответственностью, скорее — страданием.

Итак, являясь апофеозом неуверенности человека, бессонница в то же время может способствовать творческому процессу, отрешенности и вдохновению. Чем можно объяснить этот парадокс? Очевидно, бессонница в некоторых случаях становится средством обуздать сжигающую человека надежду, трансформировать ее в творческую отрешенность. Неуверенность появляется только как тень надежды, человек беспокоится о неисполнимости чаемого. Крайняя усталость и отчаяние заставляют изможденного человека принять отказ от тех целей, недостижимость которых его мучает. В некотором смысле, творческое просветление всегда есть наслаждение подобным отказом. Но что происходит с отверженными надеждами, могут ли они совершенно раствориться в отрешенности? С ощущением творческой силы должна появляться и надежда на признание, на благотворное изменение собственной жизни благодаря творческому успеху. Таким образом, надежда не исчезает, а лишь трансформируется.

Однажды Кафка заметил, что бессонница, вероятно, есть не что иное, как страх смерти. Известны признания знаменитых авторов о том, что, закончив очередное произведение, они чувствуют не только «удовлетворение от проделанной работы», но и приближение опустошенности, ведь творчество помогало жить, удерживало от распада. С завершением последней строки не исполнялись мечты о грандиозных переменах в жизни. И при отсутствии признания нередко подкрадывается страх, появляются сомнения в объективной и абсолютной ценности произведения. Пожалуй, наиболее трагичным опытом Кафки было именно это осознание.

Человек может бояться лишь того, что он в силах вообразить, почувствовать, что хоть и отдаленно, но согласуется с его опытом. Но способен ли человек представить ужас небытия? Психоаналитики полагают, что страх смерти является видоизменением страха утратить в лице родителей защиту от мира. Таким образом напряженное предвосхищение смерти подразумевает страх остаться неоцененным, ведь тщеславие и жажда творческого успеха во многом определяются взаимоотношениями с родителями в раннем детстве. Бессонница обращает человека к творчеству, которое, оставаясь непризнанным, в свою очередь приводит к страху смерти и бессоннице.

ТВОРЧЕСТВО И НАДЕЖДА НА ИНТИМНОСТЬ

«Оставь надежду всяк сюда входящий» — слова, начертанные на вратах ада. Часто полагают, что это лишь обращение к страху грядущих страданий, в то время как устранение надежды само по себе есть тягчайшее несчастье. Отсутствие надежды порождает безумие. Но к безумию ведет и необоснованная, напрасная надежда. Нередко в душе человека происходит странный процесс: во имя сохранения надежды он отказывается от воплощения мечты в жизнь. Так было в известных историях с помолвками Кафки. Все его отношения с избранницами строились в надежде на близость, именно надежда оказывалась дороже реальной близости. Пока сохранялась надежда, оставалась и возможность отказа, питающего творческие силы торжеством отстраненности.

Кафка постоянно сетовал на свое неумение в обыденных делах, на бытовую неустроенность, отказываясь от сближения с женщинами. Этому препятствовали не столько ограниченные возможности, сколько обращенность в будущее всех помыслов, нежелание потерять источник творческой энергии — надежду на сближение, «. живет лишь шаткая надежда, бесплодная, как надписи на надгробиях» (т. 3, с. 352). Речь здесь идет не только о намеренном сексуальном воздержании, но и о сохранении надежды как ниши собственного существования.

«Он чувствовал то, что ему требовалось. Уверенность откуда-то издали, некий родник сил, не вспугивающий его восприимчивости слишком близким соприкосновением. » 2 , — пишет Э. Канетти и, кроме того, отмечает ревность Кафки к другим писателям, «чьи имена без всякого разбора скакали по строчкам ее писем» (т. 3, с. 149). Желание творческого признания оставалось ведущим даже в интимности.

Действительно, отказ от реального сближения мог быть мучительным, но его нельзя назвать исключительно жертвенным, поскольку творчество может являться наиболее интенсивным наслаждением, — упоением надеждой. «Если бы я не писал, то давно бы уже лежал поверженным на земле, годным разве что на то, чтобы меня выбросили на свалку» (т. 3, с. 160). Кафка не раз повторял, что писатель во избежание безумия должен «вцепиться зубами в письменный стол». Творчество не только укореняло Кафку в жизни, но и требовало пустоты. Он не раз повторяет, что ведет призрачное существование, живет на слишком зыбкой почве. Наслаждение отверженностью возможно только в расчете на триумф.

Страх смерти — страх недосягаемости вечного существования, которое, очевидно, отождествлялось Кафкой с материнским абсолютным признанием и с материнской защищенностью от хаотичности мира, — этот страх заставлял обращаться к творчеству. «Иметь человека, который понимал бы, жену, например. — это значило бы иметь опору во всем, иметь Бога» (т. 3, с. 461). Но, когда Кафкой обнаруживались личностные истоки творчества, возникало сомнение в его абсолютной и объективной ценности. Это приводило к новому приступу страха смерти.

Кафка не раз подчеркивал, что его одиночество, замкнутость, неуверенность — следствие взаимоотношений с отцом. Об этом его пронзительное «Письмо к отцу». Но не менее важной причиной такого состояния было требование от окружающего мира материнского отношения. Вероятно, насколько Герман Кафка отличался экспансивностью, настолько Франц утверждался в этом своем требовании. В письмах Фелице проглядывает удивительная для такого человека, как Кафка, наивность. «Теперь вообрази себе, Фелица, какие перемены нам неизбежно принесет наш брак. ты приобретешь слабого, больного, крайне необщительного, молчаливого, грустного, упрямого, словом, почти безнадежного человека, единственное достоинство которого состоит в том, что он тебя любит» (т. 3. с. 210). С жестокой откровенностью описывая все свои слабости, всю неприспособленность к обыденной жизни и оправданное творческой одержимостью нежелание менять свои привычки, Кафка спрашивает, по силам ли Фелице будет это простить? Он ждет «огромных, уходящих в бесконечность, да» (т. 3. с. 180), но неужели подобное обещание могло вселить уверенность? Кафка, вероятно, чувствовал, что все просьбы судить о нем по письмам, а не по непосредственному впечатлению, являлись его попыткой заранее прожить жизнь, мнимо преодолев неизбежные трудности. Подобные попытки успокоения принести не могли. Не потому ли совместная жизнь представляется ему дорогой на эшафот, по которой они с Фелицей идут, связав запястья? (т. 3. с. 187). Интересно, что когда отношения с Фелицей ослабевали, а переписка начинала угасать, Кафка делал все, чтобы это возобновить. В те моменты он чувствовал самые сильные страдания «из всех, что когда-либо испытывал». Особенно мучительное чувство утраты зачастую возникает благодаря иллюзии, что чаемое было уже достигнуто и только нерешительность не позволила протянуть к нему руку. За этой иллюзией действительно скрывается стихийный отказ от достижения цели, ради сохранения постоянной надежды на воплощение мечты. Трижды он разрывал свои помолвки, его согласие на близость было вызвано необходимостью удержать уставших от неопределенности девушек и поддержать надежду на возможную близость в будущем. Эта иллюзия, да еще надежда на творческий триумф и составляли основу существования писателя. Можно назвать это изощренным самообманом или просто компромиссом противоположных душевных устремлений.

Использованные источники: www.kafka.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Неврастения и бессонница

  Бессонница роман крона

  Психозы и их приемы

  Психозы в реанимации

Франц Кафка (1883-1924) — интересные факты от жизни всемирно известного австрийского писателя

Джеймс Паккард- владелец заводов, газет, пароходов и коллекционер самых уникальных дорогих часов

Российский художник Казимир Малевич и картины Чёрный квадрат, Чёрный круг, Чёрный крест

Фотостудия в Бронницах — аренда фотостудии — 500 руб/час

Идеи необычных и оригинальных визиток для парикмахера, чтобы завоевать интерес клиентов

Прага — столица Чехии, факты и история города

Сегодня интересно-все.ру подготовил для вас интересные факты о жизни и творчестве мистического писателя.

Ф ранц Кафка

В мировой литературе его произведения узнаются из за уникального стиля. Про и о абсурде еще ни кто не писал, так красиво и интересно.

Б иография

Франц Кафка (нем. Franz Kafka, 3 июля 1883, Прага, Австро-Венгрия — 3 июня 1924, Клостернойбург, Первая Австрийская Республика) — один из выдающихся немецкоязычных писателей XX века, бо?льшая часть работ которого была опубликована посмертно. Его произведения, пронизанные абсурдом и страхом перед внешним миром и высшим авторитетом, способные пробуждать в читателе соответствующие тревожные чувства, — уникальное явление в мировой литературе.

Кафка родился 3 июля 1883 года в еврейской семье, проживавшей в районе Йозефов, бывшем еврейском гетто Праги (ныне Чехия, в то время — часть Австро-Венгерской империи). Его отец — Герман (Ге?ных) Кафка (1852—1931), происходил из чешскоязычной еврейской общины в Южной Чехии, с 1882 г. являлся оптовым торговцем галантерейными товарами. Фамилия «Кафка» чешского происхождения (kavka означает буквально «галка»). На фирменных конвертах Германа Кафки, которые Франц часто использовал для писем, изображена в качестве эмблемы эта, со вздрагивающим хвостом, птица.

Отношения Кафки со своим деспотичным отцом являются важной составляющей его творчества, преломлявшегося также через несостоятельность писателя как семьянина.

Кафка при жизни опубликовал четыре сборника — «Созерцание», «Сельский врач», «Кары» и «Голодарь», а также «Кочегар» — первую главу романа «Америка» («Пропавший без вести») и несколько других коротких сочинений. Однако главные его творения — романы «Америка» (1911—1916), «Процесс» (1914—1915) и «Замок» (1921—1922) — остались в разной степени незавершёнными и увидели свет уже после смерти автора и вопреки его последней воле.

Ф акты

Франц Кафка является одним из главных маскотов Праги.

маскот — от фр. mascotte — «человек, животное или объект, приносящий удачу» Персонаж-талисман

Франц Кафка — австрийский писатель еврейского происхождения, который родился в Праге, писавший, преимущественно, на немецком языке.

Музей Франца Кафки — музей, посвящённый жизни и деятельности Франца Кафки. Находится в Праге, на Малой Стране, слева от Карлова моста.

Экспозиция музея включает все первые издания книг Кафки, его переписку, дневники, рукописи, фотографии и рисунки. В книжном магазине музея посетители могут купить любое произведение Кафки.

Постоянная экспозиция музея состоит из двух частей — «Экзистенциальное пространство» и «Воображаемая топография».

«Между Испанской Синагогой и костелом Святого Духа в Старом городе находится необычный памятник — памятник знаменитому австро-венгерскому писателю Францу Кафке.
Бронзовая скульптура, изготовленная по проекту Ярослава Роны, появилась в Праге в 2003 году. Памятник Кафке составляет 3,75 метров в высоту, а весит он 700 килограмм. Памятник изображает писателя на плечах у гигантского костюма, в котором отсутствует тот, кто его должен носить. Памятник отсылает к одному из произведений Кафки «»История одной борьбы»». Это история о человеке, который верхом на плечах другого человека бродит по улицам Праги.»

При жизни, Кафка имел множество хронических заболеваний, которые подрывали его жизнь — туберкулез, мигрень, бессонница, запоры, нарывы и другие.

После получения докторской степени по юриспруденции Кафка всю жизнь исправно прослужил чиновником страхового общества, этим зарабатывал на хлеб. Он ненавидел свою работу, но много занимавшийся страховыми случаями в промышленности, первым изобрел и внедрил жесткую каску для рабочих, за это изобретение, писатель получил медаль.

Во дворе перед домом-музеем Франца Кафки установлен Фонтан-памятник писающих мужчин. Автором является Давид Черныи?, Чешский скульптор.

Франц Кафка опубликовал при жизни только несколько рассказов. Будучи тяжело больным, он попросил своего друга Макса Брода сжечь после смерти все его работы, включая несколько неоконченных романов. Брод эту просьбу не выполнил, а, наоборот, обеспечил публикацию произведений, принесших Кафке всемирную славу.

Рассказы и размышления писателя — отражение его собственных неврозов и переживаний, которые помогали ему преодолеть свои страхи.

Его романы «Америка», «Процесс» и «Замок» так и остались незавершенными.

Не смотря на тот факт, что Кафка был внуком кошерного мясника, ол был вегетарианцем.

При жизни писателя были опубликованы сборники:
Созерцание [Betrachtung] (1913)
Кары [Strafen] (1914)
Сельский врач [Ein Landarzt] (1919)
Голодарь [Ein Hungerk?nstler] (1924)

У Кафки было два младших брата и три младших сестры. Оба брата, не достигнув и двухлетнего возраста, скончались до того, как Кафке исполнилось 6 лет. Сестер звали Элли, Валли и Оттла (все три погибли во время Второй мировой войны в нацистских концентрационных лагерях в Польше).

Замок» Франца Кафки признан одной из главных книг XX столетия. Сюжетный рисунок романа (поиски дороги, ведущей к Замку) весьма прост и одновременно предельно сложен. Он притягивает не в силу закрученных ходов и запутанных историй, а вследствие своей параболичности, притчевости, символической многозначности. Художественный мир Кафки, сновидчески зыбкий, захватывает читателя, затягивает в узнаваемо-неузнаваемое пространство, пробуждает и предельно усиливает ощущения, которые до этого были скрыты где-то в глубинах его потаенного «Я». Каждое новое прочтение «Замка» — это новый рисунок пути, которым бредет в лабиринте романа читательское сознание…

«Замок» есть, вероятно, теология в действии, но прежде всего это индивидуальный путь души в поисках благодати, путь человека, который вопрошает предметы этого мира о тайне тайн, а в женщинах ищет проявлений дремлющего в них бога».
Альбер Камю

«Все сочинения Кафки в высшей степени напоминают притчи, в них много поучения; но лучшие его творения подобны кристаллической тверди, пронизанной живописно играющим светом, что достигается иногда очень чистым, часто холодным и точно выдержанным строем языка. «Замок» — произведение как раз такого рода».
Герман Гессе

Использованные источники: interesno-vse.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Анафранил от бессонницы

  Бессонница роман крона

  Психозы в реанимации

  Йога для лечения бессонницы

Франц Кафка. Дневники

Франц Кафка. Дневники

Иметь человека, который понимал бы тебя, — это значило бы иметь опору во всем, иметь бога.

Франц Кафка. Дневники

Порой я ощущаю почти разрывающее душу отчаяние и одновременно уверенность, что оно необходимо, что всякое надвигающееся несчастье помогает выработать цель.

Франц Кафка. Дневники

Будь я посторонним человеком, наблюдавшим за мной и за течением моей жизни, я должен был бы сказать, что все должно окончиться безрезультатно, растратиться в беспрестанных сомнениях, изобретательных лишь в самоистязании. Но, как лицо заинтересованное, я — живу надеждой.

Франц Кафка. Дневники

Не нахожу себе места. Словно всё, чем я владел, покинуло меня, а вернись оно — я едва ли был бы рад.

Франц Кафка. Дневники

Тот, кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Это выражение измены ей.

Франц Кафка. Дневники

Пограничную зону между одиночеством и общением я пересекал крайне редко, в ней я обосновался даже более прочно, чем в самом одиночестве.

Франц Кафка. Дневники

Родители, ожидающие от своих детей благодарности (есть даже такие, которые ее требуют), подобны ростовщикам: они охотно рискуют капиталом, лишь бы получить проценты.

Франц Кафка. Дневники

Я много времени должен быть один. Все, что я сделал, только плод одиночества.

Франц Кафка. Дневники

Я живу здесь так, словно уверен, что буду жить второй раз.

Франц Кафка. Дневники

Бессонная ночь. Уже третья подряд. Я хорошо засыпаю, но спустя час просыпаюсь, словно сунул голову в несуществующую дыру.

Мечты

Случайная цитата

Дуглас Коупленд. Похитители жвачки

Сегодня мне в голову пришла любопытная мысль. Не слишком оригинальная, но всё-таки лучше, чем ничего: было бы забавно, если бы звёзды днём чернели, словно кто-то поперчил небо.

Использованные источники: itmydream.com

Похожие статьи