Бессонница роман отзывы

Обсуждения

Стивен Кинг «Бессонница»

8 сообщений

Не понимаю я тех людей, которые считают Стивена Кинга мастером хоррора. Нет, страшные произведения у него есть, «Сияние» или «Оно», например, но в общем объеме его творчества они занимают довольно малую часть. Для меня Кинг прежде всего король психологии. Созданные им персонажи невероятно реальны, в них веришь, им хочется сопереживать. Кинг мастерски способен показать как темные (что все признают) так и светлые (о чем многие забывают) стороны человеческой души. В этом заключается магия Кинга — стоит прочитать несколько его романов и он не отпустит, будет хотеться возвращаться к его творчеству еще и еще.

«Бессонница, или Жизнь краткосрочника с Харрис-авеню», трагикомедия в трех частях с прологом и эпилогом.

Много ли вы знаете романов, главный герой в которых — 70-летний старик? Ну, что поскучнели? Неинтересно читать про старпера? Подавай сталкера-десантника с автоматом наперевес, мага 80-го уровня и чорного властелина? В таком случае даже пробовать читать не стоит. Роман достаточно тяжеловесный (760 страниц — это не шутка), перегруженный бытовыми деталями и до трагичного не динамичный.

После смерти жены Ральф Робертс, главный герой, начинает страдать бессонницей. С каждым днем он просыпается все раньше и раньше и ему кажется, что наступит момент, когда он вообще не сможет заснуть. Это расстройство спровоцировало появление у него определенных способностей: он начинает видеть ауры других людей и, постепенно, начинает проваливаться в другой мир, населенный иными существами. Тем временем, события в его городе принимают угрожающий оборот. В Дерри должна приехать известная феминистка, Сьюзан Дей, чтобы выступить с речью в поддержку женского центра, где помимо прочего делают аборты (действие романа происходит в то время, когда аборты еще достаточно активно осуждались, нередки были акции протеста и пикеты абортариев, часто переходящие в погромы).

Бессонница — роман о людях, старых телом, но молодых душой. Ральф удивительно мужественный человек, способный на поступки, которые многим молодым не под силу. Тем не менее, его возможности очень ограниченны, часто он оказывается рабом обстоятельств и просто не может ничего изменить. Тема беспомощности человека перед Случайностью и Предопределенностью — одна из ведущих в романе.

Фантастический мир «бесснницы» больше всего напомнил мне. Сумрак, из романов Лукьяненко (правильнее говорить иначе, это дозоры Лукьяненко вторичны по отношению к Кингу, а не наоборот). В мире аур (как называет его Ральф) герой невидим, может проходить сквозь стены или любые другие преграды, определять настроение и здоровье окружающих, читать мысли и многое другое, есть даже аналог Воронки (см. Ночной дозор). Но вместе с этим способность воздействовать на материальный мир пропадает. В мире аур существует своя жизнь, как неразумная (птицы, жуки), так и мыслящая. В нем живут существа, называющие себя долгосрочниками (людей они зовут соответственно краткосрочниками). Есть и больлее высокие уровни, населенные таинственными, непознаваемыми внесрочниками.

Но как уже говорилось, главное у Кинга — психологическая сторона. Во время чтения роднишься душой с главным героем, переживаешь вместе с ним уход его друзей, смерть близких, видишь вместе с ним то, что не видят другие, взваливаешь вместе с ним на собственные плечи грозящую людям опасность и познаешь эзотерические тайны. Надежды на хэппи-энд нет, Ральф слишком стар, и тикают часики смерти, отмеряя последние минуты его жизни.

Использованные источники: vk.com

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Как бессонница в час ночной киш

  Анафранил от бессонницы

  Психозы и их приемы

Отзывы на книгу « Бессонница »

На самом деле этого произведения не было в моих планах на обозримое будущее. Я Томпсона хотел почитать, Керуака. мне хотелось, когда я открывал свой список книг на ридере, чего-нибудь разбитного и сумасбродного. Но, понимаете, когда за трое чертовых суток получается уснуть в общей сложности на два часа. в общем, пальцы нажали на кнопку почти автоматически.
Это, пожалуй, одна из самых занятных моих читательских случайностей.
Дамы и господа пишущие и фантазирующие, те, в чьих головах живут иные, неведомые миры, вы когда-нибудь замечали один презабавнейший факт: что рано или поздно реальности, созданные вашим воображением, начинают переплетаться? Обзаводиться тонкими ниточками связей — героем, который, живя в одной истории, вдруг мелькает в другой, местами, становящимися общими для разных вроде бы изначально мирков, и так далее, и так далее? Я замечал. Три моих мира слились в один, совершенно наплевав на мое о том мнение. И, кажется, теперь так будет всегда: это мой мир. Даже если не упоминать открыто, я буду это знать — действие моих историй всегда происходит в нем.
Вот и мистер Кинг живет во вселенной Темной Башни с того самого мгновения, когда в его голове впервые появились Роланд и Флэгг, да так с тех пор и прописались в ней на пмж. На самом деле все, о чем мы читаем у него, косвенно или прямо — Башня, на что вполне очевидно указывают отсылки к друг другу, мелькающие во многих его произведениях. Кстати, еще один штришок к тому, что в свое время я полюбил этого писателя. Не главный, скорее завершающий.
Главным является то, что Стивен Кинг, под соусом ужастиков и адских крокозябр, всегда преподносит темы, которые далеко не все писатели могут (и пытаются) осветить, да еще и делает это так, чтобы оно было не занудно, не производило впечатления читаемой морали. Что есть в этой книге кроме мистики, маленьких лысых человечков и Темной Башни? Вполне реальные и жизненные вещи, которые вокруг, оглянись только: тема этичности абортов, насилия в семье, старости, принятия смерти близких. Кроме мистики здесь есть вполне обычное существование старых людей со всеми их проблемами: здоровьем, отношением к ним окружающих, совсем не окончившейся еще, как считают молодые, жизнью — и этого здесь куда как больше. И оно куда значительней.
Помнится, в одном из интервью Стивен назвал сам себя «литературным фаст-фудом». В несколько ином контексте, не суть — зацепило само словосочетание. Знаете, меня оно тогда взбесило — потому что я, черт возьми, так не считаю. Так вообще, по-моему, считают лишь те, кто знает о нем самое большее по обложкам в книжных магазинах и со снисходительным презрением отзываются, заслышав имя: «А, страшилки. «. Литературный фаст-фуд — это бесполезная хрень, не наполненная особым смыслом, прочитал и забыл. То, что я бы отнес к этой категории, следуя моему собственному определению, ставить на одну ступень с Кингом будет ну очень смело.

«Жили — были старик со старухой у самого синего моря…». Правда жили они в Америке в маленьком городке, столь любимом Мастером Кингом, да и не так чтобы спокойно текла у них жизнь, а проблемы были куда покрупнее замены корыта.
Вмешался тот старик в Долгосрочные дела Владык (и Владычиц) мира , в котором цветут ауры разноцветьем, а Клото и Лахесис отмеряют нити жизней Краткосрочных.
Парочка была неугомонна в поисках истины происходящего. «Многие знания – многие печали» — говорится не зря. Изначальной бедой стало для них медленное сползание в бессонницу , а это не так просто , как кажется:

Бессонница (инсомния) — это расстройство сна, которое характеризуется неспособностью заснуть в течение значительного периода времени ночью

Хроническая бессонница считается серьёзным расстройством, поскольку она нарушает естественный цикл сна, который сложно восстановить.Международные классификации МКБ-10 и DSM-IV сильно не совпадают — от определений до выделяемых вариантов нарушений. Не определено, что такое бессонница — симптом, синдром или самостоятельное заболевание

(из Википедии)
Лоис и Ральф перепробовали массу привычных средств — «не пить кофе, спать на удобной кровати, долгие прогулки перед сном, дожидаться пока действительно захочется спать» , но оказалось, что инсомния дает и определенные преимущества. (Когда читала стало любопытно, а если бы мне родители поведали о лысых человечках, упокоивших соседку, куда бы я обратилась в первую очередь. )
Долго делается, да быстро рассказывается
Были у Ральфа любимые соседи, в те же времена странных событий и с ними стало творится неладное , стал бить смертным боем муж – жену. Порядочные люди, даже и пожилые , заступаются за слабых, помог и Ральф. А из -за уделенного сочувствия сорвался план Красного короля (того самого, вспомним Темную башню – кто читал).
Есть в книге и история упомянутой избитой женщины, которая бежала по улице держа в руках маленькую девочку, бежала , чтобы спасти свою жизнь. Позже у нее все стало налаживаться, «Боже храни Америку!» за приюты для спасающихся женщин, но вот он , тот момент начала критического отсчета для взлета Камикадзе.
Еще хотела упомянуть – мне сначала резало глаз, что главные герои – пожилые люди, пенсионеры, далеко не играющие мускулами и желваками. У нас старики сидят по домам, и мало кто из них имеют силы , желание, и средства как- либо участвовать в жизни, а не доживать. И опять — «Боже храни Америку!», там «умудренные опытом» такие же граждане, пусть и пожилые, которые могут посещать клубы, ходить на танцы, прогуливаться в парках, и – спасать молодых. Ведь они так много понимают и знают.
Книга из тех, что были перечитаны, из тех, что я помню и люблю

Иногда писатель Стивен Кинг забывает о том, что он король ужасов, и тогда из-под его пера рождаются образчики тончайшего психологизма; однако, стоит мэтру забыться хоть на минуту, как за его плечом вырастает сутулая фигура литературного агента, бубнящего: «Ты король УЖАСОВ, Стивен, так что немедленно, слышишь, НЕМЕДЛЕННО впендюрь своим героям какую-нибудь адскую крокозябру, или пусть они хотя бы порубают друг друга в мелкий винегрет».
Так вот, в процессе написания «Бессонницы» литературный агент, по-видимому, отравился печенюшками, потому что семьдесят пять процентов книги представляют собой пронзительную повесть об одинокой старости в центрально-американском нечерноземье, где добрая половина населения знает друг друга в лицо. Эта сюжетная линия — линия «старых алкашей» — по моему скромному мнению, вполне самодостаточна, а зарисовки на тему семейного насилия, феминизма и пролайферства сообщают картинке дополнительную глубину.
Но ближе к финалу из сортира, наконец-то, выбрался агент. Он посмотрел на стопиццот страниц готового текста и пришел в неописуемый ужас. Пришлось утыкать роман магическими финтифлюшками, обвинить во всём Мировое Зло и забабахать ближе к финалу грандиозный апокаляпсус со спецэффектами и духовым оркестром, а чтоб агент окончательно успокоился, продавать готовый продукт как левый сбоку приквел к циклу «Темная Башня».
Эх, Маша, Маша. Не пиши про лето, пиши про Пушкина. Могёшь ведь, когда захотишь.

Чтение книг, связанных с «Темной Башней», уже после прочтения основного цикла всегда было донельзя увлекательным занятием: выискивать аналогии, снова встречать уже знакомых персонажей, просто ощущать щекотку в затылке от даже-вю – двойное, а то и тройное умиление и удовольствие от чтения. Вот только какими бы прекрасными не были другие книги, Башня для меня всегда над ними возвышалась, стояла особняком как недостижимый и ни с чем не сопоставимый идеал – что-то такое абсолютно иного уровня. А потом в моей жизни появилась «Бессонница».

Наверное, никто (включая меня саму) не поймет, если я скажу, что этот роман у Кинга самый темнобашневый после цикла, но другое слово у меня не подбирается. С одной стороны это потому, что сама по себе жизнь в романе изображена башней, в которой есть свои уровни, четко разделяющие мир и границы восприятия жителей каждого из уровней. С другой, и вот это куда важней, в отличие от многих других романов, где это остается как бы за кадром, если вообще присутствует, в «Бессоннице», как и в Башне у всех есть выбор: да, ограниченный, и в настолько жестких условиях, что его считай и нет, но все таки. В итоге получается, что смысл и суть вновь вращаются вокруг Предопределения, Случайности и ка, которое на самом деле редкостная кака, и возможности обычного человека, простой пешки на боле битвы великих сил, повлиять на ситуацию и предъявить судьбе свои требования. (и как же мне нравится, что добряк-Кинг всегда в таких случаях дает надежду на лучшее – видимо, сам надеется изо всех сил) Есть еще и третий объединяющий фактор: ощущение светлой грусти, пронизывающее всю книгу, отчего встречи со старыми знакомцами почти вызывают слезы на глазах (например, серьезный орнитолог у разрушенной водозаборной башни, надеющийся умереть до того, как состарится — Стивен, старина, это было жестого, знаешь?). И еще есть легкое ощущение сказочности происходящего, и чертово Единое и прочие отсылки к Толкиену, и Изумрудный город, и просто Башня, ждущая в конце пути. В итоге вроде совершенно обособленный роман читаешь, а как будто новую часть любимого цикла.

Правда, весь этот восторженный поток слов и образов родился только ближе к финалу книги, в начале дядюшку Кинга я любила совсем за другое. Я в принципе обожаю, когда Стивен расписывается под тысячу страниц, потому что истории его от этого только выигрывают – наполняются деталями, описаниями, и оживают, даже если на страницах романа почти ничего не происходит. Но в этот раз Кинг расстарался особенно, одна только лекция о бессоннице, занявшая всего пару страниц, чего стоила – не знаю, насколько эта информация правдива, но такой плотностью полезных данных на страницу текста далеко не каждый учебник может похвастаться. А еще есть восхитительные женщины. Не представляю, откуда у Кинга такие познания женской психологии, но женщин он пишет замечательно, в отличие от многих других мужчин-авторов. А уж женщин, подвергшихся насилию, чуть ли не лучше всех.

И как-то так получается, что книга вроде бы фантастическая и об очередной битве добра со злом, но на самом деле – просто об обычной жизни обычных людей. Не легкой, не веселой и не простой. Зато в ней есть надежда, и счастье, и свет. Немало, неправда ли?

Использованные источники: mybook.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Как бессонница в час ночной киш

  Анафранил от бессонницы

  Неврастения и бессонница

  Головокружение бессонница невроз

Рецензии и отзывы на книгу «Бессонница» Стивен Кинг

Хочу сказать не о книге, а о качестве продукции! Книгу любимого мной Кинга так и не смогла прочитать: мне ее заказала подруга со воей дополнительной скидкой (книжечка-то дороговата!), получила и . отдала назад. Она рваная. Причем несколько страниц разодраны посредине. Как так можно было собирать заказ?! Это, к сожалению, не первый случай в Лабиринте в последнее время. Раньше оставляла книги с незначительным браком себе, т.к. если сразу не увидишь, возвращать потом нелегко. Но тут уже слишком! Будьте внимательны, вдруг этот экземпляр еще кому-то привезут.

Книга Стивена Кинга «Бессонница» является очень интересным и захватывающим произведением. Она повествует о Ральфе Робертсе и Лоис Чэсс, которые в результате бессонницы, начинают видеть совершенно новый мир — мир аур. Этот мир чуден, удивителен и населен существами, о которых Ральф и Лоис раньше даже не подозревали. И эти существа не все добрые… Одной из особенностью книг Стивена Кинга является взаимосвязь его книг друг с другом. «Бессонница» не является исключением: тут проскальзывают и персонажи из «ОНО», упоминается смерть малыша Гейджа Крида под грузовиком из «Кладбища домашних животных», и Роланд из «Темной башни». При этом взаимосвязь идет мягкая, так сказать все упоминается в тему и очень ненавязчиво. Очень понравилась тема с башней и высшими существами в романе, да и весь роман в целом, очень интересно получилось. В общем советую всем почитать это произведение, не пожалеете.

На самом деле многих молодых читателей Кинга может отпугнуть тот факт, что главным героем «Бессоницы» является человек в возрасте.
Однако, это лишь первые впечатления. На самом же деле, по ходу прочтения книги, вольно-невольно начинаешь ассоциировать себя с главным героем.
В романе дается на размышление множество жизненных вопросов в том числе и то, как мы обращаемся со стариками (на примере случая с одной из героинь романа) и что с нами будет, когда мы переступим порог того, возраста, когда наше мнение хоть кого-то интересовало.
Все это завернуто в потрясающую фантастическую оболочку.
Эта книга напрямую связана с циклом романов Стивена Кинга под названием «Темная Башня». Пусть те, кто еще не начинал читать этот цикл, или не прочел его до конца — не пугаются, это вполне самостоятельная история, в котрой просто фигурируют некоторые детали и персонажи этих романов. Лично я прочел эту книгу, когда был еще на середине цикла и ничего для себя не потерял — наоборот, еще больше заинтриговался вселенной Темной Башни.
Это не привычный для Кинга триллер или ужастик. Это великолепная история, которая выдержана в жанре фантастической драмы. Думаю вы не будете разочарованы этой историей. Я не был.

Издание мне очень нравится, но как всегда, держать книгу стоит аккуратно — золотистые буквы могут потемнеть или стереться. Зато как красиво она будет смотрится на полке!

Использованные источники: www.labirint.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Анафранил от бессонницы

  Неврастения и бессонница

  Бессонница роман крона

Рецензии на книгу Бессонница

После ряда не особо впечатливших книг Кинга (Жребий, Черный дом, Дорожные работы), на которые даже не хотелось писать рецензии, наконец-то натолкнулся на по-настоящему великолепный роман.

Некий Ральф Робертс, слегка за 70, постепенно погружается в бессонницу. Засыпает он хорошо и в положенное время, а вот просыпается. Сначала около пяти часов утра, потом в три и так до тех пор пока сон не длится около часа. Может показаться — как здорово, столько времени на дополнительные дела. Но на самом деле человек же не отдыхает и не восстанавливает силы. И доходит до того, что начинает видеть цветные пятна вокруг себя.

Однако главное в другом — ничего не бывает просто так. Ральф «дружит» с бессонницей по весьма определенной причине. Которая напрямую связанна с Мирозданием, как его понимает Стивен Кинг и как он его раскрыл в цикле «Темная башня».

Что для меня было особо интересно:
1. Не знаю как бы воспринималась книга, если не читать «Темную башню», но мне прямая и важная взаимосвязь со знаменитой эпопеей дала намного больше понимания идей Кинга на тему Ка, ка-тетов, Белизны, Алых королей и т.д. Можно сказать, что «Бессоница» — это краткая энциклопедическая справка по устройству «Темной башни».
2. Древнегреческие мифы. В первую очередь мы видим тех самых сестер Мойр, которые отмеряют человеческую судьбу. Только у Стиви они — мужчины. И со значительно измененными характеристиками. Но это:
а). Интереснее, чем простое упоминание.
б). В очередной раз показывает как мифология может быть связана с жизнью и творчеством людей. В смысле — как она может объяснять что-то непонятное на доступном уровне.
3. Идея предопределенного и случайного раскрывается не то чтобы по новому, но как-то с подвыпердотом. Более чем отлично показано, я бы сказал.

В итоге: зная сюжет и терминологию «Темной башни» роман читается буквально взахлеб и на одном дыхании. Шорттаймеры (люди в смысле) не такие колоритные как персонажи с более высоких уровней, но для атмосферы книги достаточно подходящие. Претензий не обнаруживаю, если не считать повеселившего меня комментария от переводчика. Объясняя про группу «Nirvana» он написал, что это знаменитая группа, чьи песни в основном написаны в стиле медитации. Да уж, Курт, ты творил исключительно для релаксации. Пойду почитаю мантры под «Smells Like Teen Spirit».

Использованные источники: readly.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Неврастения и бессонница

  Бессонница роман крона

  Бессонница тошнота озноб

  Кто и как сам смог справиться с бессонницей

Стивен Кинг — Бессонница

Стивен Кинг — Бессонница краткое содержание

Бессонница рано или поздно проходит – так подсказывает житейский опыт. Но что делать, если она растягивается на многие месяцы? Если бессонные ночи наполнены кровавыми видениями, которые подозрительно напоминают реальность? Ральф Робертс не знает ответов на эти вопросы; наверняка ему известно лишь одно – еще немного, и он сойдет с ума…

Бессонница читать онлайн бесплатно

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Табби… и Элу Куперу, который знает правила игры.

Я ни в чем не виноват.

Старость – это остров, окруженный смертью.

Хуан Монтальво. О прекрасном

Никто – и тем более Доктор Литчфилд – не сказал Ральфу Робертсу напрямую, что его жена умирает, но пришло время, и Ральф понял это сам, без чьей-либо подсказки. Месяцы между мартом и июнем слились в сплошную кошмарную беготню – это было время бесконечных бесед с врачами, вечерних пробежек в больницу с Каролиной, поездок в другие больницы в другие штаты для каких-то специальных анализов (большую часть времени, проведенного в этих поездках, Ральф не уставал благодарить Бога за то, что у Каролины был страховой полис «Голубого креста», покрывающий часть расходов, связанных с пребыванием в больницах) и самостоятельных изысканий в Публичной библиотеке Дерри: сначала – в поисках чего-то, что могли проглядеть специалисты, потом – просто в поисках надежды, соломинки, за которую можно было бы ухватиться.

Эти четыре месяца были похожи на какой-то жуткий карнавал, куда тебя затащили по пьяни, – на карнавал, где люди на аттракционах действительно кричат от страха, люди, потерявшиеся в зеркальных лабиринтах, теряются по-настоящему, а обитатели Павильона Уродов глядят на тебя с кривыми улыбочками на губах и неподдельным ужасом в глазах. Это странное впечатление возникло у Ральфа еще в середине мая, а когда наступил июнь, он понял, что все эти ребята в больничных покоях норовят впарить ему какие-то шарлатанские снадобья, что исцелением здесь и не пахнет, а веселый скрип карусели уже не мог скрыть траурного похоронного марша, звучащего из динамиков. Да, это был карнавал – карнавал потерянных душ.

В первые недели девяноста второго года Ральф продолжал гнать от себя эти ужасные образы – и еще более страшную мысль, которая маячила там, за ними, – но в начале июля он понял, что дальше обманывать себя уже невозможно. В тот год стояла жуткая жара – такой жары в штате Мэн не было с семьдесят первого года, – и Дерри стал настоящей баней из подернутого дымкой солнца, невыносимой влажности и средней дневной температуры около сотни по Фаренгейту[1]. Город – отнюдь не шумный мегаполис и в более благоприятные времена – теперь окончательно впал в сонный ступор, и в этой жаркой тишине Ральф Робертс впервые услышал, как тикают часы смерти, и понял, что за этот короткий месяц – от прохладного июня до тяжелого душного июля – мизерные шансы Каролины на спасение и вовсе сошли на нет. Она скоро умрет. Может, и даже скорее всего, не этим летом (у докторов на руках обычно имеются кое-какие козыри, и Ральф был уверен, что и на этот раз что-то такое есть), но осенью или зимой – это точно. Человек, с которым он прожил долгие годы, единственная женщина, которую он любил в этой жизни, – умрет. Ральф гнал от себя эти мысли, обзывая себя старым параноиком, но в звенящей тишине жарких летних дней ему непрестанно слышалось это страшное тиканье – иногда ему казалось, что оно доносится даже из стен.

Но все-таки громче всего этот звук был в самой Каролине, и когда она поворачивалась к нему со своим спокойным бледным лицом – чтобы попросить его включить радио, пока она готовит фасоль на ужин, или принести ей мороженого из магазинчика «Красное яблоко», – в эти мгновения он понимал, что и она тоже слышит эти призрачные часы. Он это видел в ее темных глазах: и когда она была еще в сознании, и даже потом – когда ее взгляд уже был затуманен болеутоляющими таблетками, которые она принимала горстями. К тому времени тиканье стало уже очень громким, и в то душное лето, когда Ральф лежал без сна – когда одна простыня весила целую тонну, когда начинало казаться, что все собаки в Дерри воют на луну, – он слушал, слушал, как тикают часы смерти внутри Каролины, и ему представлялось, что его сердце сейчас разорвется от горя и ужаса. Сколько ей еще придется страдать, прежде чем все будет кончено? И сколько еще придется страдать ему? А главное, как ему жить потом, без нее?!

Именно в этот странный и жуткий период своей жизни Ральф начал совершать долгие и даже изнурительные прогулки. Он гулял жаркими летними днями и сумеречными вечерами, иногда он возвращался домой настолько уставшим, что даже не мог поесть. Он все еще ждал и надеялся, что Каролина будет ругать его и отговаривать, что она скажет: «Зачем ты себя истязаешь, старый дурак? Ты точно угробишь себя, если будешь столько ходить по такой жаре!» Но Каролина ничего не говорила, и постепенно он начал понимать, что она скорее всего и не знает об этих его долгих прогулках. Она была в курсе, что он куда-то выходит. Но она ничего не знала о всех тех милях, которые он проходил пешком, и не понимала, что он возвращается совершенно измученным, зачастую дрожа от усталости и едва не схлопотав солнечный удар. А ведь когда-то Ральфу казалось, что она замечает все – даже малейшие изменения в его прическе. Когда-то, но не теперь; опухоль в мозгу уже лишила ее былой наблюдательности, а скоро заберет и жизнь.

И он гулял, наслаждаясь жарой, даже несмотря на то что у него часто кружилась голова и звенело в ушах, – наслаждаясь по большей части именно из-за этого. Иногда у него звенело в ушах несколько часов кряду, причем звенело так громко и голова гудела так сильно, что он не слышал тиканья часов смерти, отмеряющих время, оставшееся Каролине.

Тем летом, в тот жаркий июль, он исходил почти весь Дерри – седой узкоплечий старик с большими руками, еще годными для работы, даже для самой тяжелой работы. Он гулял от Витчам-стрит до Пустошей, от Канзас-стрит до Нейболт-стрит, от Главной улицы до Моста Поцелуев, но чаще всего ноги несли его по Харрис-авеню, где его по-прежнему прекрасная и по-прежнему любимая Каролина Робертс проживала свой последний год в тумане жутких головных болей и морфина, к Окружному аэропорту Дерри – там не росли деревья, и аэропорт был полностью открыт беспощадному летнему солнцу. Он шел вперед, пока ноги чуть ли не отнимались, и только потом поворачивал обратно.

Обычно он останавливался, чтобы перевести дыхание, в тенистой зоне для пикников неподалеку от служебного входа в аэропорт. По ночам здесь собиралась местная молодежь, они пили, курили травку, из магнитофонов доносились рваные звуки рэпа, но днем здесь, как правило, заседала компания – друзья и знакомые Ральфа, – которую его сосед Билл Макговерн называл «Клубом старперов с Харрис-авеню». Старперы собирались почти каждый день, чтобы поиграть в шахматы, попить джина или просто потрепаться. Многих из них Ральф знал долгие годы (а со Стэном Эберли они вместе ходили в начальную школу), и ему с ними было вполне комфортно… пока они не становились слишком настырными. Большинство, кстати, вели себя очень тактично. В основном это были настоящие янки, как говорится, старой закалки, и они придерживались того принципа, что человек сам выбирает, о чем ему говорить с другими, и не надо его донимать расспросами.

Использованные источники: libking.ru